anty_big_game (anty_big_game) wrote in anty_oppozition,
anty_big_game
anty_big_game
anty_oppozition

Categories:

Губарев против Гиммлера



Губарев против Гиммлера

До сих пор в многочисленной справочной литературе по истории и неигровом кино (даже отечественном), когда речь заходит об обстоятельствах задержания военного преступника, рейхсфюрера СС, министра внутренних дел нацистской Германии в 1943-1945 годах Генриха Гиммлера, сообщается, что его арестовал английский военный патруль.

В то же время в архивах сохранились документы, подтверждающие огромную роль в аресте Гиммлера именно советских солдат Василия Ильича Губарева и Ивана Егоровича Сидорова, которые были освобождены союзниками из германского плена накануне Победы.

Причем дальнейшая судьба одного из них – В.И. Губарева – долгое время оставалась загадкой…

ОНИ ЗАДЕРЖАЛИ ГИММЛЕРА
…28 апреля 1945 года Гитлеру стало известно, что Гиммлер за его спиной предлагает руководителям США и Великобритании сепаратный мир и себя на роль нового фюрера. Уже на следующий день Гитлер в своем предсмертном послании объявляет о лишении Гиммлера всех постов и исключении его из рядов нацистской партии. При этом западные союзники отказываются иметь дело с бывшим рейхсфюрером СС, запятнавшим себя кровью. В этом положении Гиммлер был вынужден срочно покинуть Берлин и в сопровождении двух телохранителей бежать в направлении севера Германии. Он захватил с собой «липовые» документы на имя казненного гестапо фельдфебеля Хитцингера и изменил свою внешность – закрыл один глаз повязкой, сбрил усы... В его планы вовсе не входило попасть в плен к советским войскам или союзникам…

Дальнейшее можно узнать из документов. В частности, из показаний «участника ареста Генриха Гиммлера в районе дер. Майнштадт (верное название – Мейнштедт – это на севере Германии между Бременом и Люнебургом. – Д.О.) 21 мая 1945 года, бывшего советского военнопленного, освобожденного войсками союзников, Губарева Василия Ильича», данных представителям военной контрразведки СМЕРШ («записал майор Голованов») 6 июня 1945 года в городе Штеттине (ныне это польский город Щецин). Приведу этот важный документ дословно:

«Я, Губарев Василий Ильич, 1916 года рождения, русский, беспартийный, уроженец Рязанской области, Сапожковского района, Фабричного сельсовета, Жаржавнинской слободы, о себе могу показать следующее:

Состоял в колхозе с 1933 года. В 1939 году призван в Красную Армию Сапожковским РВК. Служил в 363 артиллерийском полку в городе Тульчин (Винницкой области), а с 1940 года – на станции Вопнярка. Отечественная война застала меня в артполку, где я служил ездовым. Принимал участие в боях в Запорожской области, где и попал в плен 8 сентября 1941 года. Во время плена находился в лагерях: в Днепропетровске, Дрогобыч, Оснабрюк. Освобожден был 4 мая 1945 года за Сампостылем, в лагере военнопленных, войсками союзников. В плену в городе Оснабрюке был в рабочей команде по отправке бункеров. Личный номер военнопленного 128-699, лагерь № 333 в городе Оснабрюк.

Семья – отец и мать, жена и дочь Губаревы проживали в фабричном сельсовете. Сейчас местожительство не знаю.

Обстоятельства дела

По существу дела, по аресту начальника германского гестапо Гиммлера могу показать следующее:

После освобождения войсками союзников я находился на сборном пункте № 619 в районе местечка Meinstеdt. Добровольно я записался красноармейцем комендантской роты лагеря русских военнопленных. Название лагеря не помню (лагерь назывался «Зеедорф». – Д.О.). Командиром роты был бывший военнопленный старший лейтенант Шевченко. 21 мая 1945 года я вместе с моим напарником, красноармейцем той же роты Сидоровым Иваном, был назначен в состав смешанного патруля. Вместе с английскими солдатами, старшим которых был капрал, фамилию не знаю (его фамилия Моррис. – Д.О.), мы на машине патрулировали дороги села в районе местечка Майнштадт. В это местечко прибыли в 9 часов утра 21 мая 1945 года. Высадившись из машины, мы с Сидоровым задали английскому капралу, являющемуся начальником патруля, вопрос: «Какой порядок патрулирования?» Он ответил: «Если хотите, то ходите двое, но в 13.00 часов приходите кушать, а в 20 часов уедем обратно в лагерь».

До 13 часов я и Сидоров, вооруженные винтовками и имея на руке повязку – знак патруля, ходили по дорогам, были в лесу и в деревне. В 13.00 часов покушали вместе с англичанами и снова ушли патрулировать. Вечером, примерно в 19 часов, мы снова встретились с английскими солдатами из нашего патруля. Спросили, когда поедем в лагерь. Они ответили: «В 20 часов. Если хотите, то отдыхайте». После этого англичане пошли в дом пить кофе, а я и Сидоров снова вышли на окраину деревни. Около 20 часов в 500 метрах от деревни из кустов на проселочную дорогу, крадучись, вышли три немца. Мы их заметили и пошли за ними. Немцы нас вначале не заметили, мы побежали бегом и, метров 200 не доходя, кричали, чтобы они остановились. Но неизвестные не останавливались. Тогда я дал предупредительный выстрел. Один остановился, двое других продолжали идти вперед. Тогда мы оба резким окриком «Хальт!» и изготовкой винтовок заставили остановиться всех троих и подошли к ним на дорогу. Спросили: «Солдаты?» – один ответил: «Да». На вопрос: «Есть ли документы?» один из задержанных ответил: «Есть». Показали документы. Документ был без штампа и без печати. Задержанные были одеты в офицерские плащи, под плащами – шинели, обуты в ботинки, на оказавшемся впоследствии Гиммлером – гражданские брюки и шляпа. Левый глаз был повязан черным. Усов не было, в руках он держал палку. Задержанных мы привели в деревню и сдали английским солдатам. Задержанные доказывали английским солдатам, что они идут из госпиталя, и что у одного болит нога, у другого болен глаз. Английский патруль хотел отпустить задержанных как больных, но мы настояли на том, чтобы не отпускать, а отвести в лагерь. Я и Сидоров вместе с двумя английскими солдатами поехали сопровождать задержанных, а четверо из патруля остались в деревне.

В лагере нас встретил английский офицер и переводчик. Принял от нас арестованных и отправил их на гауптвахту. Дня три мы не были на патрулировании. Когда были назначены в патрулирование и построились на плацу для посадки в машину, то узнали, что нас разыскивают английский офицер и переводчик, спрашивают: «Где русские, которые 21.05 задержали трех немцев?» Встретившись с нами, офицер через переводчика спросил: «Вы задержали 21.05 трех немцев, и какие у них приметы?»

Мы объяснили, тогда переводчик нам объявил: «Вы знаете, кого вы задержали?» Мы ответили: «Нет». Переводчик (его фамилия Ковачевич. – Д.О.) нам объяснил: «Вы задержали главу германского гестапо и первого помощника Гитлера – Гиммлера».

Кроме того, переводчик сообщил, что Гиммлер отравился.

Вот все, что могу показать по данному делу».

Практически аналогичные показания дал напарник Губарева – «…Сидоров Иван Егорович, русский, беспартийный, уроженец Саратовской области, Широко-Карамышенского района, села Ключи…», который родился «…в 1920 году, в мае месяце…»

В НАГРАДУ – ПАКЕТ КРАСНОГО КРЕСТА

Приказом № 19 по сборному пункту № 619 граждан СССР, подписанному 28 мая 1945 года в Певене начальником сборного пункта, майором Годлевским и начальником штаба сборного пункта, майором Мурсякаевым, «за проявленную бдительность и находчивость при выполнении служебных обязанностей» (причем не только за захват Гиммлера 21 мая, но и за задержание и сдачу английским властям двух эсэсовцев 27 мая) В.И. Губареву и И.Е. Сидорову объявлялась благодарность и премирование пакетом Красного Креста каждого. Вторым параграфом этого приказа предписывалось: «Начальнику штаба сборного пункта донести рапортом в военную миссию СССР о вышеизложенном, с ходатайством о представлении к Правительственной награде».

Однако в телеграмме Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации генерал-полковника Ф.И. Голикова на имя Народного комиссара государственной безопасности СССР генерал-полковника В.С. Абакумова от 14 августа 1945 года, в которой со ссылкой на рапорт майора Годлевского от 4 июня 1945 года содержалось описание обстоятельств задержания Гиммлера «бывшими военнопленными» Губаревым и Сидоровым, предложений об их награждении не было.

В сообщении, озаглавленном «Захват Гиммлера», подписанном английским подполковником, представлявшим «лагерь бывших военнопленных», также описываются события «21 мая 1945 года в 19 часов 45 минут». Но ключевая роль здесь отводится капралу Моррису 73-го Штурмового полка, его караулу «из трех англичан»  (которые, как мы помним, «пошли в дом пить кофе», а затем хотели «отпустить задержанных как больных») и только второстепенная – «двум русским солдатам» (хотя их фамилии названы в этом документе абсолютно точно).

…В ночь с 23 на 24 мая 1945 года в штабе контрразведки Второй британской армии в Люнебурге плененный Гиммлер совершил самоубийство, раскусив ампулу с цианистым калием.

Представители английских военных властей в интервью различным информационным агентствам сообщили, что Гиммлер с двумя адъютантами был задержан британской военной полицией при переходе через мост в Бремерверде. А в информации английского агентства «Рейтер» говорилось: «…Официально объявлено, что глава гестапо Генрих Гиммлер был арестован частями 2-й английской армии 21 мая и передан в распоряжение фронтовых органов безопасности 22 мая… Во время медицинского осмотра в ночь на 24 мая он внезапно раздавил зубами стеклянную ампулу с ядом и через 15 минут скончался». Даже упоминание о советских солдатах в этих сообщениях просто отсутствовало…

В июне 1945 года В.И. Губарева вместе с И.Е. Сидоровым отправили для прохождения проверки в Москву в лагерь для репатриированных. В ноябре их снова допросили как свидетелей по факту задержания Гиммлера. Но никаких новых сведений солдаты сообщить не могли, а лишь подтвердили свои прежние показания. После успешного завершения всех проверочных мероприятий бывших военнопленных списали в запас, и в мае 1946 года они разъехались по родным местам: Сидоров – в Саратовскую область, Губарев – в Рязанскую.

КИМОВСКИЙ ШАХТЕР

Что интересно, дальнейшая биография Ивана Егоровича Сидорова известна четко и детально до самой его кончины в 1979 году, а вот следы последующей жизни Василия Ильича Губарева почти совсем теряются. В некоторых источниках высказывается предположение, что он из-за плена попал в ГУЛАГ и сгинул там, в других, что умер на родной Рязанщине еще в середине 1970-х годов, в третьих, что сведения о нем в архивах Рязанского управления КГБ полностью отсутствуют…

Мне удалось встретиться с родственниками Губарева, проживающими в небольшом районном городе Кимовске Тульской области, и восстановить те самые страницы биографии Василия Ильича.

Итак, в начале 1946 года В.И. Губарев вернулся на родину, где его ждали жена и дочь. Ему удалось устроиться на работу в милицию. Это говорит о том, что никаких негативных отметок в его личном деле нахождение в плену не оставило. Но зарплата в милиции была небольшая. Семья Губаревых издавна жила бедновато. Василий Ильич узнал, что в соседней области (тогда это были московские края, потом перешедшие к Тульщине) активно строится новый шахтерский город Кимовск, и решил в 1948 году отправиться туда на заработки (в соседнем городе Донском трудился шахтером родной брат).

Устроился Губарев на кимовскую шахту «Гранковская» крепильщиком. Достаток сразу вырос. Дали жилье, пусть и в бараке в поселке при шахте. Он уже собирался перевезти на новое место жену с дочкой, но супруга категорически отказалась переезжать, что впоследствии и стало причиной их развода.

В самом начале 1950-х годов Василий Ильич женился во второй раз. У него с новой женой Марией Григорьевной, работавшей в шахтерском буфете, появилось двое детей: в 1952 году – сын Владимир (умер в феврале 2015 года) и в 1954 году - дочь Татьяна (скончалась в 2007 году). Губарев продолжал трудиться теперь уже на кимовской шахте «1-я Зубовская» (не только крепильщиком, но и проходчиком, и на подготовке лесоматериалов), а рядом с ней в шахтерском поселке Ясный построил собственный дом. По воспоминаниям, был скромным работягой и долго никому не рассказывал о том случае с задержанием Гиммлера.

Лишь в середине 1960-х годов, когда по радио несколько раз прозвучало сообщение англичан об их «героическом» захвате Гиммлера в 1945-м, Василий Ильич не выдержал и рассказал друзьям по работе свою историю. Эти сведения дошли до директора шахты «1-я Зубовская» И.И. Скубилина, который сообщил их своему московскому знакомому – известному историку и писателю, когда-то в деталях описавшему подвиг героев Брестской крепости, Сергею Сергеевичу Смирнову. Так эти факты стали достоянием общественности, но до широких слоев так и не дошли… В.И. Губарев и И.Е. Сидоров государственных наград за поимку Гиммлера так и не получили…

Конечно, еще в 1959 году Василию Ильичу, как участнику Великой Отечественной войны, вручили медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Затем Губарев награждался медалями к очередным юбилеям Победы и Вооруженных Сил СССР. А к 40-летию Победы даже получил Орден Отечественной войны II степени. Но горькое сожаление, что главную награду и славу за задержание Гиммлера у них с Сидоровым просто-напросто украли, оставалось у Губарева до конца жизни…

Василий Ильич переписывался с жившим в Саратове Сидоровым до самой его кончины, приезжали они друг к другу и в гости. Не терял Губарев связь и с родными рязанскими краями - с первой дочерью и другими родственниками, посещал их. О войне рассказывать не любил. Но Василий Ильич вспоминал, что в плен попал при окружении в составе целого воинского подразделения, когда командир послал его привезти воды из ближайшего колодца и, добыв ее под нескончаемым обстрелом, он вернулся в часть, но там уже вовсю хозяйничали немцы; что в фашистских лагерях за непокорность его обливали ледяной водой на крутом морозе, рассекли плечо клинком (метили в голову), а повезло только в конце – попал в работники по хозяйству к немцу, имевшему антифашистские взгляды, который к пленным относился с пониманием и не притеснял. Выжил Губарев, так как обладал от природы большой физической силой, выносливостью и смекалкой. Однажды, когда его спросили, как он тогда с Сидоровым догадался, что перед ними Гиммлер, ответил: «Откуда мы могли знать, просто нутром чувствовали по его виду, холеным рукам, острому взгляду, что это не простой немец. И мы его задержали».

Выйдя в начале 1970-х годов на шахтерскую пенсию, Василий Ильич продолжал работать в ближайшем колхозе. А когда сил стало не так уж много, все свое трудолюбие отдал только свой пасеке – он очень любил заниматься пчелами. Умер В.И. Губарев 30 ноября 1992 года, похоронен на кладбище села Ивановское Кимовского района.

В 2008 году по инициативе журналиста-ветерана из Саратова Александра Ивановича Симонова было направлено обращение саратовских областного совета ветеранов и городских депутатов в Администрацию Президента Российской Федерации с ходатайством - рассмотреть вопрос о посмертном награждении В.И. Губарева и И.Е. Сидорова. В феврале 2009 года было получено уведомление о том, что материалы на Губарева и Сидорова направлены для дальнейшего рассмотрения в Министерство обороны Российской Федерации. Но ходатайство до сих пор не одобрено, и награды так и не нашли своих героев…

А ведь справедливость должна быть восстановлена! Хотя бы в честь 100-летия Василия Ильича Губарева, которое будет отмечаться 24 мая 2016 года…

Январь 2016 года.
Источник

Tags: Великая Отечественная, герои, преступления фашизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments